Какие министерства самые открытые и как это влияет на прозрачность тендеров?

Оказалось, что самыми открытыми у нас признаны по итогам опроса Министерство образования и науки и Министерство труда. По результатам опроса в самом конце рейтинга оказался Минсельхоз. Для ФМС результаты опроса не очень радужные. Оказалось, что оно не очень активно сотрудничает с экспертным сообществом. Самым первым с конца оказался Минприроды. Директор ВЦИОМа Валерий Федоров считает, что каждое министерство должно знать, как оно работает.

Так как инициатором опроса была власть, то, следовательно, она также испытывает недостаток информации о деятельности своих подведомственных структур. В законе чётко прописано право свободного поиска любых данных. Граждане должны иметь возможность получать информацию о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления. Граждане также должны иметь возможность обжалования действия чиновников, которые препятствуют получению информации, и даже вправе требовать компенсацию за причинённый вред в результате неполучения нужных данных.

Соответственно сами органы власти и должностные лица обязаны предоставлять данные в необходимом и достаточном объёме, а также следить за тем, чтобы информация, доступ к которой ограничен по определённым показаниям, не попала в сеть. Лица, отвечающие за предоставление необходимой информации, в случае нарушения требуемых правил несут дисциплинарную, гражданскую и административную ответственность. Это по закону. А на практике очень редко чиновников наказывают за нарушение этого закона.

 По данным ВЦИОМа, 81 процент населения не знают, чем занимаются министры и правительство. Вывод напрашивается однозначный - в настоящее время отсутствует содержательная информация о работе государственных структур. Отсутствие необходимых данных отрицательно сказывается и на прозрачность тендеров. Очень многие предприниматели, если бы в свободном доступе была предоставлена подробная информация о тендерах, стали бы принимать участие в тендерах. Ведь на официальном сайте закупки.гов.ру фильтр поиска работает из рук вон плохо, и чтобы найти нужный тендер, нужно заключить договор на обслуживание с одной из многочисленных поисковых программ. А ведь на создание и поддержание в рабочем состоянии официального сайта государственных закупок государство потратило и тратит огромные средства. Претензии есть и к электронным площадкам. Для того чтобы принимать участие в электронных торгах, необходимо приобрести ЭЦП, а для того чтобы она работала, необходимо иметь в наличии также средства защиты информации криптопро. Опять в этом случае на площадках отсутствует необходимые инструкции, как эту программу установить и что делать после переустановки. Инструкцию можно найти в свободном доступе, но на сайтах, которые предоставляют такие услуги, как установка криптопро. В общем, отсутствие необходимой информации заставляет бизнес идти на определённые издержки, либо отправиться в самостоятельное плавание, где они путём проб и ошибок либо доходят до своей цели, а именно до заключения контракта, либо бросают это дело на половине пути. А ведь существует фонд поддержки малого предпринимательства, и при его содействии можно создать курсы повышения квалификации по тендерам для представителей малого бизнеса. Судя по тому, как мало специалистов в этой сфере в регионах, такая услуга будет пользоваться спросом. Тогда бы в закупках в регионах стало принимать участие гораздо больше предприятий, и это положительно сказалось на конкуренции. В этом случае бюджет смог бы получить ощутимую выгоду. В общем, здесь есть над чем поработать региональным органам власти. Ведь если власть не хочет, чтобы в свободном доступе была недостоверная информация, она должна предоставить её из достоверных источников.

В наш информативный век несколько лет назад сотрудники общественного Института развития свободы информации из Петербурга предъявили иски семи ведомствам. Оказалось, что у них не было собственных сайтов. И суд эти иски удовлетворил. В городе Перми гражданская палата провела эксперимент. Она обратилась за информацией в некоторые учреждения. Результат был удручающий. За получение данных им пришлось побороться. И такая ситуация продлится ещё долго, так как в законе не прописаны чёткие правила и критерии, в каком виде, как и какая должна предоставляться информация. Все отдано на усмотрение сотрудников госорганов, которые обязаны эту информацию предоставлять. В итоге каждое ведомство решает самостоятельно, какие данные предоставить в свободный доступ. Это создаёт, в свою очередь, информационный вакуум, а в результате появляются недостоверные сведения и появляются предпосылки для коррупции.

Почему у нас судья, прикрываясь принципом целесообразности, часто объявляет процесс закрытым? Он может так же запретить делать записи. А между тем закон позволяет вести записи на заседании суда всем без исключения, а не только журналистам. Закон позволяет также получить информацию не из СМИ и интернет-сайтов, а напрямую. То есть можно присутствовать на заседаниях коллегиальных органов. В США, Германии и других странах граждане свободно посещают заседания законодательных собраний. Опубликованный рейтинг открытости федеральных ведомств, конечно же, не прибавит прозрачности. Делиться информацией чиновники не торопятся. Но если власть хочет, чтобы о ней в СМИ писали правду, она сама должна предоставлять все данные о себе в нужном объёме. Другого не дано.

 

 

 

заказчику